RETROPORTAL.ru
© 2002 – гг.
Каталог музыкальных сайтов
Видеоархив «Retroportal.ru»
Эксклюзивные интервью
Новости сайта: @RETROportalRU
ПОДДЕРЖАТЬ САЙТ

Ваши отзывы, предложения, замечания пишите на электронную почту: автору сайта Виталию Васильевичу Гапоненко.

При цитировании информации, опубликованной на сайте, размещение активной ссылки или баннера «RETROPORTAL.ru» ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Карта сайта Подробно о сайте Яндекс.Метрика      © RETROPORTAL.ru     2002 – гг.



Навигация по архиву:

Поиск по архиву:

Выпуски передачи:

Сообщество «ВКонтакте»:

«Встреча с песней»

Веб-архив радиопередачи

Уважаемые читатели! В связи с отменой с 2024 года радиостанцией «Радио России» повторов выпусков «Встречи с песней», в одноимённом Сообществе передачи соцсети ВКонтакте по пятницам в 21:00 по московскому времени мы продолжаем публикацию архивных выпусков. Присоединяйтесь к нам!


Выпуск 745
(3 октября 1997 года)



  1. Авторы писем: Владимир Васильевич Пашин, Москва, «...такую песню, как “Сулико”, я не могу представить ни в какой другой передаче, кроме вашей. Неужели в связи с разоблачением Сталина ушла в небытие и его любимая песня, которая во время жизни диктатора исполнялась по радио почти ежедневно, а теперь будем делать вид, что такой песни, когда не было? Очередная глупость или кто-то наверху наложил вето на эту старинную песню, или мы так привыкли к разным качаниям из стороны в сторону и впадаем в крайность, что и здесь не можем никак удержаться? И всё-таки, питаю надежду, что вы найдёте возможность передать песню “Сулико”. Извините за некоторую резкость моего письма, с уважением Пашин». - «Да уж, Владимир Васильевич, резковато и главное, совершенно беспредметно. Зачем так волноваться? Никто на эту песню вето, как вы пишете, не накладывал. Сталины приходят и уходят, а песни народные остаются. Вот письмо в связи с песней “Сулико”. Виктор Гаврилович Антипов, посёлок Зачепиловка, Харьковская область, Украина», - В.Т., «...стояла суровая военная осень 1941 года. Наши войска отступали. Уже был оставлен Харьков. Тяжёлые бои шли по Северскому Донцу. По вечерам мы, деревенские мальчишки, с тревогой наблюдали, как на западном горизонте в районе Балаклеи полыхали зловещие зарева пожарищ. В нашем селе Кравцовка остановился штаб 304-й дивизии*. Командовал ею генерал-майор Николай Павлович Пухов. У нас на квартире стоял комиссар Шейко, а с ним весь “интернационал”: его адъютант лейтенант Галеев (татарин), шофёр Монич (белорус), в отделении охраны - Норматов (узбек) и грузины - два брата Соцерадзе, красавец Солаберидзе, богатырь Буча и мой любимец Володя Чумбуридзе. Детская память сохранила длинные осенние вечера, когда собравшись в круг, они пели грустные песни, особенно часто “Сулико”. Весной они ушли в наступлении и больше о них ничего не знаю, жив ли кто?.. Ведь впереди ещё был Сталинград и долгий, тяжёлый путь к Берлину, но каждый раз, когда я слышу грузинскую народную песню “Сулико” в душе моей оживают те далёкие дни и образы бойцов, мечтающих о мирном доме... Дорогая “Встреча...”, пусть прозвучит “Сулико” и кто знает, может её звуки предзакатным лучом согреют души тех, кому суждено было дожить до нынешнего дня...». Старинная грузинская песня «Сулико». Композитор Варинка Церетели (Варвара Церетели), автор аранжировки А. Негрелидзе. Поэт Акакий Церетели, автор перевода с грузинского А. Канчели. Исполняет Краснознамённый ансамбль песни и пляски под управлением Александра Александрова. Грампластинка 1939 года**.

    Упоминаемые персоны: Иосиф Виссарионович Сталин (настоящая фамилия - Джугашвили, 1878 (по официальной версии - 1879)-1953, российский революционер, советский политический, государственный, военный и партийный деятель; с 21 января 1924 по 5 марта 1953 - руководитель СССР; маршал Советского Союза, генералиссимус Советского Союза; Сталин полюбил «Сулико» после смерти на его руках (в последствии тифа или туберкулёза) своей первой жены Като Сванидзе, матери его старшего сына Якова (с 8 месяцев Якова растила мать Като), ей было 25 лет, они прожили в браке один год («Я могилу милой искал, сердце мне томила тоска. Сердцу без любви нелегко. Где же ты, моя Сулико?») - единственной женщины, которую он любил безусловно (кто-то из «близкого круга» вспоминал, что на одном из камерных (семейных) застолий мужчины запели «Сулико», Сталин заплакал, взмахом руки попросил прекратить, и песня оборвалась на полуслове). Сталин практически никогда не пел, но любил слушать, как ему поют. Популярность песни в СССР началась с проведения в январе 1937 года Декады грузинской культуры в Москве, когда женский ансамбль под руководством Авксентия Мегрелидзе исполнил «грузинскую народную» песню «Сулико»; вскоре вышли первые грампластинки с записью песни; в большинстве случаев песня подавалась как народная, иногда упоминался автор стихов Акакий Церетели; упоминание композитора Варинки Церетели стало появляться в 1980-е годы); Николай Павлович Пухов (1895-1958, советский военачальник, командующий армией в Великой Отечественной войне; Герой Советского Союза; войну завершил в звании генерал-полковника); Алексей Леонтьевич Шейко (родился в 1907 году в Тбилиси, в рядах Рабоче-крестьянской Красной армии с 1929 года; в 1941 году был заместителем командира 304-й стрелковой дивизии по политической части, полковой комиссар; в период Великой Отечественной войны награждён Орденом Отечественной войны I степени, Орденом Отечественной войны II степени, Орденом Красного Знамени, Орденом Красной Звезды; гвардии полковник).

  2. Автор письма: М.Н. Тылкин, город Тула. Виктор Татарский: «Хочу ещё раз попросить: называйте себя, пожалуйста, по имени и отчеству, 31-й год прошу!» «...я люблю поэзию Блока с далёких студенческих лет, люблю Блока, как человека с трагической жизненной судьбой, интересуюсь воспоминаниями людей, знавшими его и вот передо мной маленькая книжечка: Леонид Борисов “За круглым столом прошлого. Воспоминания”. Вот глава о Блоке: “...после литературного вечера в Доме искусств, на котором Александр Блок читал свои стихи, группа поэтов пошла проводить его домой. Он жил на углу Пряжки и Офицерской. Был январь 1920 года. Вьюжило. Ближе к решётке Мойки потрескивал костёр, искры взлетали и гасли, у костра никого не было. Блок подошёл к костру, присел на деревянный обрубок, начал греть руки, довольно щурясь. Его спутники присели вокруг. «Какая великая вещь огонь», - промолвил Блок. «Не приходит ли вам в голову мысль написать стихи про печку? Я не говорю о камине - это уже другая тема, это уже не огонь, это место встреч, разлук...» Один из спутников заметил, что камин, даже вовсе не огонь, а лишь материал для романсов. Впрочем, и то хорошо. «А вот романс “Ты сидишь у камина и смотришь с тоской, как печально камин догорает...”, этот романс я очень люблю», - сказал Блок и полупропел, полупродекламировал: «То, как яркое пламя в нём вспыхнет порой, то... тут я, наверное, буду путать, забыл»... «Странно, - проговорил другой спутник, - чем глупее, пошлее романс, тем он почему-то больше, сильнее воздействует на человека. Я тоже люблю эту чепуху про камин». Блок сказал: «И совсем не чепуха, и не пошлость. Пошлость - это когда говорят о презираемых порядочным человеком ощущениях, а камин... он что же, конечно, он не печка, он, как бы это сказать, он вовсе не русская штука, это Англия, Запад. Камин - синоним уюта и в романсе неверно то, что там сидят в одиночестве. В одиночестве не сидят у камина, разве что ждут кого-то... А романс превосходный!..»”». Романс «У камина». Композитор Яков Пригожий. Поэт Габриэль Китаев. Исполняет Валерий Агафонов.

    Упоминаемая персона: Леонид Ильич Борисов (1897-1972, русский советский прозаик и эссеист; автор нескольких полумемуарных-полубеллетристических романов о Жюле Верне, Роберте Льюисе Стивенсоне, повестей об Александре Грине и Сергее Рахманинове, а также рассказов об Александре Блоке (опубликованных также во 2 томе книги «Александр Блок в воспоминаниях современников»); в конце жизни Леонид Ильич писал преимущественно воспоминания; книга «За круглым столом прошлого» вышла в 1971 году в «Лениздате» и стала последней книгой писателя).

  3. Автор письма: Виктор Сергеевич Коба, Санкт-Петербург, «...Ленинград, зима 1942 года. Я, уже потерявший всё своё семейство, сижу на кухне один, топлю буржуйку. Неожиданный стук во входную дверь. На пороге женская фигура, закутанная до глаз платком, слабый голос: “Где у вас тут тёплое место? Мне надо с вами поговорить”. Я провёл её на кухню. Когда она размотала платок, я убедился, что вижу её впервые, и поэтому последующий вопрос прозвучал для меня довольно странно. “Вы меня не узнаёте? Я жена профессора Тимонова*** и живу в этом доме...” Речь идёт о доме Перцова, одном из самых крупных в Питере, даже до сих пор. “...я помню вас ещё мальчиком, - продолжала она, - и теперь вы единственный оставшийся в живых в этом доме из тех, кого я знала до войны...” И дальше из её рассказа следовало, что профессор и его жена умерли, муж погиб на фронте и она осталась в громадной квартире одна с восьмилетней дочерью. Завтра утром они эвакуируются, бросая квартиру со всем оставшимся содержимым. Она предложила мне сейчас же пойти к ней с тем, чтобы я взял всё, что мне приглянулось бы. Мы пошли... В углу стоял большой книжный шкаф. Когда моя спутница открыла дверцы шкафа, я ахнул: в шкафу было несколько сот граммофонных пластинок, каждая в своей ячейке, оклеенной бархатом. Меня, страстного в прошлом собирателя пластинок, подобное зрелище просто потрясло! Я стал лихорадочно перебирать содержимое шкафа. Это были старые диски фирм “Пишущий амур”, “Колумбия” и других. Перед глазами замелькали имена Карузо, Баттистини, Патти, Гальвани и, конечно, Шаляпина. Сохранность пластинок была идеальной. Моя спутница наблюдала за мной с грустной улыбкой. Я понял, что из этой комнаты я так просто не уйду. Это же поняла и хозяйка. Я всё же задал вопрос: “Что я мог бы отсюда взять?” “Боже мой, берите хоть всё! Нам, впрочем, теперь уже только мне...”, - с горечью поправилась она, - “уже ничего не надо и ничего не жаль...” О судьбе хозяйки и её дочери я ничего не знаю. По слухам, они погибли при переправе через Ладогу... Вот такое грустное обстоятельство послужило толчком к послевоенному продолжению моего дальнейшего собирательства. Теперь перехожу к просьбе: дайте, пожалуйста, запись любого романса в исполнении довоенной певицы Стронгиллы Иртлач. Это пробел в моём собрании...». Цыганская песня «Ой нэ-нэ». Исполняет Стронгилла Иртлач. Аккомпанемент на гитарах Борис Кремотат и Михаил Минин. Грампластинка 1940 года.

    Упоминаемые персоны: Всеволод Евгеньевич Тимонов (1862-1936, учёный-гидротехник, гидролог, доктор технических наук, профессор; руководил первыми на Балтийском море работами по устройству молов из каменных массивов, организовал и произвёл первые морские землесосные работы, исследовал устья pек Днепра, Дона и Волги, исследовал берега Тихого океана для избрания места конечного Тихоокеанского порта Сибирской железной дороги, исследовал реки Приамурского края и выработал меры для их улучшения; был начальником Санкт-Петербургского округа Корпуса путей сообщения, руководил строительством мостов в Новгороде, Твери, маяков на Ладожском озере, разработал проект создания глубоководного Беломорско-Балтийского водного пути с устройством морских портов на Ладожском и Онежском озёрах (на Парижской всемирной выставке в 1900 году этот проект был удостоен золотой медали); в 1911 году американский президент Уильям Говард Тафт пригласил Всеволода Тимонова на строительство Панамского канала, о чём Всеволод Евгеньевич поведал в книге «Мировой водный путь через Панамский перешеек»; Всеволод Тимонов преподавал в Институте инженеров путей сообщения и Институте водного и железнодорожного транспорта; руководил Отделением статистики и картографии Министерства путей сообщения, трудился в Высшем техническом комитете Наркомата путей сообщения; оставил более 700 опубликованных научных работ по водным путям, портам, водоснабжению, канализации, гидротехнике, гидроэнергетике, написал несколько статей для «Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона»); Энрико Карузо (Enrico Caruso, 1873-1921, итальянский оперный певец (тенор)); Маттиа Баттистини (Mattia Battistini, 1856-1928, итальянский оперный певец, баритон, мастер бельканто); Аделина Патти (Adelina Patti, 1843-1919, итальянская певица (колоратурное сопрано), одна из наиболее значительных и популярных оперных певиц своего времени, в честь которой назван кратер на Венере); Мария Гальвани (Maria Galvany, 1878-1927, испанская певица (колоратурное сопрано), известная своей эффектной, виртуозной техникой исполнения); Фёдор Иванович Шаляпин (1873-1938, русский оперный и камерный певец (высокий бас), в разное время солист Большого и Мариинского театров, а также театра Метрополитен Опера, первый народный артист Республики (1918—1927, звание возвращено в 1991 году), в 1918—1921 годах - художественный руководитель Мариинского театра).

  4. Автор письма: Ада Михайловна Виноградова, артистка Московской государственной филармонии, Москва, «...впервые я увидела Вертинского студенткой театрального Щепкинского училища, это было в 1946 году. Он давал концерт для артистов столицы. Меня, воспитанную в духе того времени комсомолку, совершенно не захватило его искусство. Все эти “лиловые негры” и “зеленеющие во льду бутылки вина” были от меня даже дальше, чем “Аэлита” Алексея Толстого. Я ушла, недоумевая, чем же этот пожилой, грассирующий человек вызывает такой восторг у публики?.. Прошло шесть лет. В 1952 году я работала в Минской филармонии артисткой чтецкого жанра, только что вышла замуж за студента юриста, наслаждалась медовым месяцем и своими успехами. Наступил май, в Минск приехал Александр Николаевич Вертинский. Сразу же по приезде он сообщил, что если ему не дадут достойный антураж, то он выступать в Белоруссии не будет, а последует дальше по маршруту. Директор филармонии и администраторы заметались, предлагались разные варианты, всё отвергалось, наконец, вспомнили обо мне. “Что?”, - воскликнул Александр Николаевич, - “чтица? Что это за «птица»?.. Я прекрасно могу читать дома в постели. Это не жанр!”, - добавил он уверенно. “Но она молода, хороша собой, закончила лучшее столичное театральное училище...”, - теряя голову от страха перед финансовыми неприятностями, бормотал директор. Разговор происходил в люксе гостиницы “Беларусь”, работал радиоприёмник и в сопровождении симфонического оркестра я читала полюбившуюся тогда многим белорусам поэму Маргариты Агашиной “Моё слово”. Наступила пауза. Послушав немного, Александр Николаевич сказал: “Вот если бы она читала так, как эта актриса!..” “Так это она и есть!”, - радостно закричал директор. Вопрос был решён. Меня взяли на пробный концерт в город Борисов. Прийти я должна была ко входу гостиницы “Беларусь” и ждать Александра Николаевича, Михаила Брохеса (его аккомпаниатора) и Сашу Бориневского (московского администратора Вертинского). Нужно сказать, что характер мой в то время был ершистым и не воспринимал никаких авторитетов, превосходство признавалось только в искусстве и тут не было никогда никакой зависти, только радость. Искусство же Вертинского не произвело на меня никакого впечатления, поэтому я была настроена очень воинственно. Наконец, на заднее сидение рядом со мной водрузились Брохес и Бориневский, элегантно сел на переднее сидение Александр Николаевич, обернулся, окинул меня оценивающим взглядом и протянул два пальца... “Вертинский”, - с лёгкой снисходительностью представился он. “Виноградова”, - ответила я и протянула навстречу один палец... Наши пальцы столкнулись. Брохес и Бориневский засмеялись. Первый раунд был за мной. Алексей Николаевич поинтересовался, что я буду читать, кто был моим учителем? “Всеволод Николаевич Аксёнов”, - ответила я. Реакция была неожиданной: “Этот барин?”, - с каким-то, как показалось мне, детским негодованием воскликнул он. “Не смейте оскорблять моего учителя!”, - строго сказала я. Весёлый хохот наших спутников и серьёзный взгляд Александра Николаевича на меня... Он промолчал. Затем спросил, слушала ли я когда-нибудь его? “Да, в Малом театре в 1946 году”. “Ну и как?” “Я ничего не восприняла”, - честно призналась я... Сейчас я удивляюсь, почему после такого ответа этот человек не потерял ко мне интереса? Единственное, чем это можно объяснить, душой ребёнка. Это свойство его души потом всё яснее открывалось мне. “Вы сядите в кулисах и будете слушать и смотреть всё отделение, а после вашего выступления, и второе”, - как-то так твёрдо сказал то, что я ничего не возразила и послушно села на стул. Зрителями были молодые солдаты Бобруйского гарнизона. Слушали они вежливо, хлопали громко, но понимали, видимо, ещё меньше меня. Не буду выдумывать, что в этот раз искусство Вертинского захватило меня больше. Больше всего, я была озадачена его жестикуляцией. Мне чудилось в этом что-то балетное. Кроме того, меня всё время зудила мысль, как я вмонтируюсь со своим рассказом в его концерт... Мой выход. На мне тёмно-лиловое бархатное платье и прическа а-ля Дина Дурбин. Каково же было моё удивление, когда я увидела, что Александр Николаевич сел на тот же стул, где сидела я и приготовился слушать. Я вышла. Нездоровое “у-у-у...” пронеслось по залу. Это было признание, но, отнюдь, не моего искусства. Я начала читать и с ужасом почувствовала, что руки мои, обычно послушные и довольно спокойные, выделывают что-то странное и необъяснимое: они то взлетали вверх, то плавно балансировали вдоль туловища... Это не имело никакого отношения к рассказу, это было механическое подражание Вертинскому. Солдаты, видимо, принимали это как должное, потому что на меня обрушился такой шквал оваций, что я оторопела. Но самое удивительное было впереди. Когда поклонившись, я заторопилась за кулисы, понимая, что концерт не мой и что, не дай Бог, такой успех обидит Александра Николаевича, я увидела его лицо. Он был рад моему успеху! Повернул меня за плечи и сказал: “Идите, идите же! Они ждут вас!” Только ещё у одного человека встречала я подобную радость за успех другого артиста - у моего учителя Всеволода Николаевича Аксёнова... Теперь, по прошествии многих лет, эти два человека чем-то сливаются для меня в одно. И это одно - бескорыстная радость за искру искусства в любом человеке. Александр Вертинский писал:
    “Я всегда был за тех, кому горше и хуже,
    Я всегда был для тех, кому жить тяжело.
    А искусство оно, как мороз, даже лужи
    Превращало порой в голубое стекло...”
     ****
    Песня «Рафинированная женщина». Автор музыки и стихов Александр Вертинский. Исполняет Александр Вертинский. Фортепиано Георгий Ротт. Концертная запись 1948 года.

    Упоминаемые персоны: Алексей Николаевич Толстой (1882-1945, русский и советский писатель и общественный деятель из рода Толстых, автор социально-психологических, исторических и научно-фантастических романов, повестей и рассказов, публицистических произведений; лауреат трёх Сталинских премий первой степени; фантастический роман Алексея Толстого «Аэлита» повествующий о путешествии землян на Марс, впервые был издан в Петрограде в 1923 году; со временем произведение было основательно переработано автором и в жанровом отношении превратилось в повесть, признанную классикой детско-юношеской литературы, классикой советской научной фантастики); Маргарита Константиновна Агашина (1924-1999, поэтесса, автор песен; в 1952 году за поэму «Моё слово» Маргарита Агашина была принята в Союз писателей СССР); Михаил Борисович Брохес (1909-1996, пианист-концертмейстер, педагог; заслуженный артист Российской Федерации; в 1943 году Михаил Брохес познакомился с Александром Вертинским, с которым много гастролировал по Советскому Союзу, их творческое содружество длилось вплоть до смерти Вертинского в 1957 году; позже пианист подготовил сольную программу «Четырнадцать лет с Вертинским», в которой играл и пел, «очень точно имитируя сценическую манеру и тембр голоса Александра Вертинского»); Александр Григорьевич Бориневский (по воспоминаниям музыканта Артура Штильмана, «Александр Бориневский был знаменит среди своих коллег тем, что провёл все концерты А.Н. Вертинского (порядка двух тысяч концертов) после его возвращения в СССР в 1943 году»); Всеволод Николаевич Аксёнов (1902-1960, советский театральный актёр, мастер художественного слова; заслуженный артист РСФСР, лауреат Сталинской премии первой степени, Всеволод Аксёнов преподавал, вёл курс мастерства художественного слова в Театральном училище имени Михаила Щепкина; вместе с другими выдающимися мастерами художественного слова середины XX века неустанно приобщал массового советского зрителя и слушателя к сокровищам русской и зарубежной литературы); Дина Дурбин (Deanna Durbin, 1921-2013, канадская певица и актриса, звезда Голливуда 1940-х годов; причёска Дины Дурбин - это причёска в стиле фламенко, с волнистой прядью, уложенной на лбу).

  5. Автор письма: Элеонора Ивановна Никитина, город Саратов,
    «...“Быть тебе только другом,
    А не любить тебя...
    О нет, о, нет!
    Не в силах я!”

    Песня эта запомнилась с далёкого предвоенного года. В морозные зимние вечера 1941-го в небольшом уютном Красном уголке общежития Ленинградского индустриального торфяного техникума, куда на Моховую, 40 приходили к нам учащиеся театральной школы, часто устраивались вечера отдыха. Там, на вечерах, пел эту песню наш выпускник Ларионов и все мы, как зачарованные, слушали его прекрасный голос. Весной 1941-го нас распределили по торфопредприятиям, но началась война и почти все наши ребята ушли на фронт, а остальных раскидала война... Если можно, найдите эту песню. Так случилось, что больше я её не слышала. Уверена, что с благодарностью к вам за прикосновение к юности послушают её и те из нашего выпуска, которых пощадила война»
    . Неаполитанская песня «Быть тебе только другом». Композитор Луиджи Бискарди (Luigi Biscardi), авторы аранжировки Григорий Гнесин и Николай Розов. Автор русского текста Григорий Гнесин. Исполняет Аркадий Погодин. Ансамбль под управлением Николая Розова. Грампластинка 1938 года.

  6. Автор письма: Иван Петрович Шкрет, город Калач, Воронежская область, «...за весь период вашей передачи, вы никогда не передавали песенки французского юмориста Пьера Беранже...». - «Передавали, Иван Петрович, неправда ваша, и не раз», - В.Т., «...очень давно, в 1948 - 1950 годах были плавучие радиомаяки, которые транслировали музыку для мореплавателей по три-четыре часа подряд почти каждый день. Мне запомнились песенки Пьера Беранже. Эти песенки исполнял артист Борис Борисов, который при исполнении песенки “Как яблочко румян” так смеялся, что, слушая его, невольно сами смеялись до слёз. Настоящее угрюмое время с жуткой эпохой и мерзопакостным настроением...». - «Прямо райкинская терминология!», - В.Т., «...жутко угнетает меня, да и многих людей старшего поколения. Мы уже разучились смеяться. Так предоставьте нам возможность хоть немножко посмеяться». Виктор Татарский: «Да, Иван Петрович, мы все ужасно серьёзные. Так хочется иногда просто дурака повалять... Так ведь не поймут окружающие, рассердятся. Мы замечали: грустный человек, хмурый, плачет даже - никто не обращает внимания, у нас норма это. Не дай Бог кто-нибудь громко засмеётся или запоёт весело, все на него шикают. Вот так и живём...». Комическая песенка «Легендарный король». Композитор Джозеф Уиннер (Joseph Winner), автор аранжировки Борис Борисов. Поэт Пьер-Жан де Беранже, авторы русского текста Александра Тхоржевская и Иван Тхоржевский. Исполняет Борис Борисов. Песенка «Легендарный король» исполняется эстрадным и театральным актёром, певцом и композитором Борисом Самойловичем Борисовым (1872-1939) на мелодию песни «Маленький коричневый кувшин» (Little Brown Jug) американского композитора Джозефа Уиннера (Joseph Winner). В основе песни легенда о добродушном короле, якобы правившем в средние века в одном из местечек Нормандии «Король Ивето», облачённая в стихотворную форму французским поэтом и сочинителем песен Пьером-Жаном де Беранже (Pierre-Jean de Branger) (1780-1857). Впервые песенку «Легендарный король» Борис Борисов напел на грампластинку в 1926 году.

    Упоминаемая персона: Аркадий Исаакович Райкин (1911-1987, советский артист эстрады, театра и кино, театральный режиссёр, конферансье, сценарист, писатель-сатирик; народный артист СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии; в разговорный бытовой язык давно вошли райкинские словечки и целые реплики из монологов артиста).

  7. Автор письма: Алексей Павлович Ерёмин, город Ясногорск, Тульская область, «...Марк Бернес. Сыгранные им роли в кино, исполненные песни на эстраде до сих пор не уходят из памяти. Человек он был сложный, но сильный, убедительный, точный в оценках. Всегда оставался актёром кино, для которого перед выходом на эстрадную площадку словно бы звучала команда “Мотор!” Но был на той съёмке лишь единственный дубль и именно он шёл в фильм. Были песни Марка Бернеса, как были песни Утёсова, песни Руслановой, песни Шульженко, он сам режиссировал их, работал над ними, как над музыкально-драматическими новеллами. Его творчество заставляло душу зрителя и слушателя трудиться, поэтому и вошёл артист в жизнь и память людей, и до сих пор с нами». Песня «В жизни так случается». Композитор Василий Соловьёв-Седой. Поэты Наум Лабковский***** и Борис Ласкин*****. Исполняет Марк Бернес. Запись 1948 года*****.

    Упоминаемые персоны: Леонид Осипович Утёсов (1895-1982, русский и советский эстрадный артист: певец, чтец, дирижёр, руководитель оркестра, конферансье, актёр; народный артист СССР); Лидия Андреевна Русланова (1900-1973, певица, одна из самых популярных исполнителей в СССР; заслуженная артистка РСФСР); Клавдия Ивановна Шульженко (1906-1984, русская советская эстрадная певица, актриса, народная артистка СССР).

  8. Автор письма: Елена Григорьевна К., Новороссийск, «...мне уже очень много лет, а всё же хочется что-то узнать, что-то услышать, а сейчас и рассказать. Я внучка графа Юсупова. В первые годы Революции отца моего убили. В 1922 году по каким-то причинам моя мама застрелилась и осталась я одна, десятилетняя девочка. Как я жила, как я выжила и теперь не пойму, но помню, что с другими детьми ходила с корзиночкой - маленькой кочерёжкой на городскую свалку, на ней росли по краям какие-то грибы. Мы их рвали, а потом чистили и жарили на воде. Мамина сестра жила в Одессе. И вот, когда я в начале 1923 года в очередной раз рылась в комоде, мне на глаза попался конверт с письмом от тёти. Там был её адрес. Написала. Через продолжительное время получила письмо, в котором она писала, чтобы я взяла мамины драгоценности и ехала к ней. Так я очутилась в Одессе на Пушкинской улице. Тётя приняла меня хорошо, кормила, как могла. Продукты меняли на мамино золото. Одевала, занималась со мной, а потом я пошла в школу. Одесса мне нравилась и я была счастлива. У тёти был патефон. Кроме пластинок Шаляпина, Собинова, Вяльцевой позднее появились пластинки Лещенко. Она слушала их с улыбкой снисходительной, но я слушала с восхищением. Я представляла его каким-то принцем: молодым, необыкновенно красивым, изящным... В 1932 году тётя умерла. Я устроилась работать. Домком постепенно в нашу квартиру вселял новых жильцов и так я осталась в одной комнате. Вскоре вышла замуж очень неудачно. Мой муж был старше меня на 14 лет, военный, но малокультурный, жестокий. Мы не жили, а странствовали из Одессы в Николаев, на Дальний Восток и так далее. У меня родились дети - сын и дочь. В жизни мне было плохо и довольно часто. Утешала себя хорошими книгами и музыкой. Немного пела, играла на рояле и всю жизнь я помнила голос Лещенко и тот образ, который я сама себе придумала. И вот в прошлом году я купила долгоиграющую пластинку Лещенко. Конечно, сразу начала читать, что там написано на конверте. Боже, как я была потрясена, разочарована - артист ресторана! Стало ясно, откуда эти песенки “Маруся-куколка” и подобные. Такой чарующий голос и такие песенки!.. Признаюсь, я ревела, как будто бы потеряла дорогого человека. И всё же, очень хотелось бы знать, от чего он так рано умер? И ещё. Есть у меня мечта, но она несбыточная: поехать в Румынию, купить на все деньги красивых роз и положить на его могилу. Если можно, то передайте песню в его исполнении, но самую хорошую». Виктор Татарский: «Елена Григорьевна, на протяжение многих лет ходили разные слухи о последних днях артиста: то его застрелили в ресторане, то убили при попытке пересечь границу... На самом деле, всё совершенно не так. По окончании войны Пётр Константинович много выступал для воинов Красной армии, находившихся в Румынии и, в частности, в Бухаресте. Лещенко был, действительно, арестован. Арестован он был во время антракта одного из концертов в городе Брашове в 1951 году (тогда это был город Сталин)******. В 1952 году та же участь постигла Веру Георгиевну Белоусову-Лещенко, которую отправили в один из лагерей в Свердловской области. В 1954 году она была освобождена “за отсутствием состава преступления”, а Лещенко скончался в тюремной больнице под Бухарестом 16 июля 1954 года от пищевого отравления. В 1956 году эта версия была подтверждена официально местными властями того времени в Бухаресте семье артиста. Сестра Петра Константиновича Валентина вспоминает: “В последний раз я видела брата в 1952 году. В тот день заключённых вели по улицам Бухареста на расчистку разрушенных домов. Я боялась и не подала вида, что увидела его, а он заметил меня в толпе и заплакал...”». Танго «Сердце мамы». Композиторы Зигмунд Карасинский и Шимон Каташек. Поэт Пётр Лещенко. Исполняет Пётр Лещенко. Оркестр. Дирижёр Эрнст Гёнигсберг-Геккер. Грампластинка 1936 года*******.

    Упоминаемые персоны: Князь Феликс Феликсович Юсупов, граф Сумароков-Эльстон (1887-1967, русский аристократ и мемуарист, последний из князей Юсуповых, первый богач в Российской империи; супруг княжны Ирины Александровны, племянницы царя Николая II; известен как участник убийства Григория Распутина и автор двух книг воспоминаний - «Конец Распутина» и «Мемуары»). Фёдор Иванович Шаляпин (1873-1938, русский оперный и камерный певец (высокий бас); получил репутацию артиста, который соединил в своём творчестве «прирождённую музыкальность, яркие вокальные данные, необыкновенное актёрское мастерство»). Леонид Витальевич Собинов (1872-1934, русский оперный певец (лирический тенор), один из крупнейших представителей русской классической вокальной школы); Анастасия Дмитриевна Вяльцева (1871-1913, русская эстрадная певица (меццо-сопрано), исполнительница русских и «цыганских» романсов, артистка оперетты); Вера Георгиевна Лещенко (девичья фамилия - Белоусова, 1923 г.р., советская эстрадная певица, жена Петра Константиновича Лещенко; была арестована и осуждена в 1952 году, приговор был - 25 лет лагерей, но через два года Вера Георгиевна вышла на свободу; была солисткой Брянской филармонии, затем работала в Москве в оркестрах Михаила Липского и Бориса Ренского, в организациях «Союзконцерт» и «Москонцерт»).

  9. Авторы письма: «семья комиссара Толмачёва», Москва, «...мой отец, Александр Толмачёв, погиб смертью храбрых, прикрывая с бригадой миномётчиков отход наших войск из Севастополя. Им - белый памятник из инкерманского камня вблизи города. И вот, когда мне бывает особенно плохо, когда нечестность, с которой наша страна борется, захлёстывает и не даёт вздохнуть, я обращаюсь мысленно к отцу: “Отец, помоги!” И снова появляются силы и жить, и бороться... До войны отец учился в Тимирязевской академии, сдал бронь, уйдя навсегда... У него был друг до войны - Андрей Альфредович Эрштрем, бывший в войну разведчиком. Жизнь его была настолько сложная, что у него не могло быть много друзей. Когда мне было особенно плохо, он стал мне за второго отца, помогал с работой. Я более 20 лет работала с ним в организациях, связанных с кино и печатью. В память этого прекрасного человека, доброго, умного, всем помогавшего и всех жалевшего, прошу передать его любимую песню, её отлично пел Владимир Высоцкий, но кажется, стихи не его, а Андрея Вознесенского:
    “Ни славы и ни коровы,
    Ни тяжкой короны земной -
    Пошли мне, Господь, второго -
    Чтоб вытянул петь со мной!
    Прошу не любви ворованной,
    Не милости на денёк -
    Пошли мне, Господь, второго,
    Чтоб не был так одинок...”

    «Песня акына». Композитор Владимир Высоцкий. Поэт Андрей Вознесенский. Исполняет Владимир Высоцкий.

    Упоминаемые персоны: Александр Георгиевич Толмачёв (1914-1942, старший политрук миномётного дивизиона, комиссар 79-й бригады морской пехоты; похоронен в братской могиле на окраине города Инкермана, в устье Мартыновского оврага рядом с железнодорожным полотном и порталом Цыганского тоннеля, близ Севастополя; на стеле табличка из серого мрамора с надписью: «Здесь 16 июня 1942 года погибли минометчики 79 бригады Морской пехоты и их комиссар Толмачёв Александр Георгиевич. Кто в сердце, тот жив»); Андрей Альфредович Эрштрем (заслуженный работник культуры РСФСР, автор диафильма 1961 года о знаменитом кинорежиссёре Сергее Аполлинариевиче Герасимове).

  10. Автор письма: Саша Горбенко, Москва, «...моё письмо о группе “Наутилус Помпилиус” (Nautilus Pompilius). Едва всплыв на свет, “Наутилус...” был принят молодёжью. Талантливая группа из Свердловска покорила искренностью своих песен. На концертах музыканты выкладывались до конца. Солист группы Вячеслав Бутусов был настоящим лидером, он пел и писал музыку, Илья Кормильцев писал тексты. “Шар цвета хаки”, “Я хочу быть с тобой”, “Гудбай, Америка” - с этими и другими песнями “Нау...” долго возглавлял хит-парады. Я, как и многие другие, не прошёл мимо “Наутилуса...”, грустно мне или весело, я всегда напеваю что-нибудь из их репертуара. Но вот настал для “Наутилуса...” чёрный период: группа, долго притягивающая к себе слушателей, распалась. Основная часть музыкантов разошлась по другим группам Свердловского рок-клуба и фактически в группе осталось двое - лидер Вячеслав Бутусов и бас-гитарист Дмитрий Умецкий... На 90 процентов эстраду заполняет явление, которое называют “кич”. Это явление приходящее и уходящее, быстро забывающееся. Одни будут приходить на смену другим, но, слава Богу, есть ещё 10 процентов, к которым я отношу и “Наутилус Помпилиус”. Прошу передать для всех поклонников “Нау...” песню “Гудбай, Америка”. для многих это будет подарком». Песня «Гудбай, Америка!» («Прощальное письмо», «Последнее письмо»). Композитор Вячеслав Бутусов. Поэты Дмитрий Умецкий******** и Вячеслав Бутусов. Исполняет Вячеслав Бутусов и группа «Наутилус Помпилиус».

    Упоминаемая персона: Илья Валерьевич Кормильцев (1959 г.р., поэт, переводчик с английского, итальянского и французского языков, музыкальный и литературный критик, основной автор текстов песен группы «Наутилус Помпилиус»).

  11. Автор письма: Александр Георгиевич Довбик, Санкт-Петербург, «...наверное, подобные дни бывают у многих, когда нет рядом близкого родного человека, который смог бы понять, помог бы найти новые силы к жизни. И нет у меня и у моего сегодняшнего поколения веры, которая позволяет человеку спокойно принять то, что он не может изменить или же попросить в молитве: “Оставь нам долги наши, яко мы оставляем должникам своя”. Остаётся внутри пустота, когда понимаешь, что большая часть жизни прожита и жизнь не сложилась по своей же вине... В юности мы были курсантами Высшего инженерного морского училища. Всё впереди виделось иначе, чем теперь, и часто мы слушали с другом песню, которую, может быть, услышат те, кого помню и люблю. Тогда мы не хотели верить, что пустота - слово из той песни может быть так осязаема. Песня осталась во мне, но пластинку сохранить не сумел и больше её никогда не слышал. Слова припева такие:
    “Проходит жизнь, проходит жизнь,
    Как ветерок по полю ржи.
    Проходит явь, проходит сон,
    Любовь проходит, проходит всё...”

    Благодарю вас за то, что вы уже столько лет есть и помогаете людям в их жизни, в которой бывает так много нелёгких минут и так часто не хватает простого человеческого участия...»
    . Французская песня «Я люблю» («La vie s'en va», «Жизнь проходит»). Композитор Жоэль Ольмес (Joël Holmes). Автор стихов на русском языке Борис Полоскин. Исполняет Сергей Никитин. Ансамбль под управлением Сергея Никитина. Запись 1960-х годов.

Завершая 745 выпуск «Встречи с песней», Виктор Витальевич Татарский говорит: «...сейчас я прошу вашего особого внимания! В дальнейшем «Встреча с песней» будет выходить в эфир каждую неделю, кроме пятой, как всегда, по пятницам - в первую и третью пятницу в 21 час на волнах «Радио 1», как всегда, а во вторую и четвёртую пятницы - в 21 час 10 минут на «Радио России», то есть, по радиодинамикам с одной программой, на первой кнопке трёхпрограммника и, конечно, по приёмникам - на длинных, средних волнах, УКВ. Писать вы можете и на «Радио 1» и на «Радио России», то есть 121427, Москва, улица Королёва, 19, «Радио 1», «Встреча с песней» или индекс 125124, Москва, Радио, «Встреча с песней». Итак, я повторяю ещё раз: в дальнейшем «Встреча с песней» будет выходить в эфир каждую неделю по пятницам, как всегда, кроме пятой пятницы месяца, в первую и третью пятницу в 21 час на волнах «Радио 1», а во вторую и четвёртую пятницы в 21 час 10 минут на «Радио России», то есть, по радиодинамикам с одной программой, на первой кнопке трёхпрограммника и, конечно, по приёмникам. Писать вы можете и на «Радио 1» и на «Радио России». В аппаратной мне помогал сегодня Юрий Науменков. Итак, до встречи в следующую пятницу 10 октября в 21 час 10 минут на «Радио России» или 17 октября в 21 час на «Радио 1». Будьте здоровы, благодарю вас! Ваш Виктор Татарский».

Примечание: * автор письма неверно указал номер дивизии, речь идёт не о 204-й, а о 304-й стрелковой дивизии, начавшей боевые действия летом 1941 года на Юго-Западном фронте. Осенью 1941 года дивизия находилась в составе 38-й армии на харьковском направлении, примерно в 120 километрах западнее Харькова. С 28 августа 1941 года по 20 января 1942 года 304-й стрелковой дивизией командовал генерал-майор Николай Павлович Пухов. 21 марта 1943 года за боевые заслуги дивизия была преобразована в 67-ю гвардейскую стрелковую дивизию 21-й армии Воронежского фронта.

Примечание: ** звучание песни «Сулико» в исполнении Краснознамённого ансамбля не 1950-х годов, как сказано в передаче, а идентично записи на довоенной грампластинке.

Примечание: *** возможно, речь идёт о сыне Всеволода Евгеньевича Тимонова, также гидрологе, лауреате Сталинской премии, Всеволоде Всеволодовиче Тимонове (1901-1969). Но он не погиб на фронте, как упоминается в письме Виктора Кобы. Скорее всего, восстанавливая события по памяти, речь шла не о гибели, а о смерти ещё до войны Тимонова-старшего. В 1937-1938 годах Всеволод Тимонов-младший преподавал и вёл научную работу в Гидрографическом институте Главсевморпути, с 1938 по 1946 годы - в Ленинградском государственном университете, а с 1946 года - в Ленинградском гидрометеорологическом институте. Профессором стал в 1954 году и тогда же стал руководителем кафедры океанологии Ленинградского гидрометеорологического института.

Примечание: **** строки из стихотворения Александра Вертинского 1952 года «Я всегда был за тех».

Примечание: ***** песня Василия Соловьёва-Седого на стихи Наума Лабковского и Бориса Ласкина «В жизни так случается» была записана Марком Бернесом в 1948 году.

Примечание: ****** с 8 сентября 1950 года по 24 декабря 1960 года румынский город Брашов носил название Орашул-Сталин (в честь И.В. Сталина).

Примечание: ******* по уточнённой филофонистами информации на сайте «Мир русской грамзаписи», песня «Сердце мамы» была записана Петром Лещенко на грампластинку в 1936 году. Также, сайт отмечает, что «первыми в 1932 году записали на пластинку “Сердце мамы” хор Эриана и хор Дана. Напели песню на пластинки самые популярные польские певцы Мечислав Фогг, Адам Астон, Вера Гран и другие. И сейчас каждый год 26 мая в “День Матери” эта песня передаётся в эфир многими польскими радиостанциями».

Примечание: ******** стихи песни «Гудбай, Америка!» написал не Илья Валерьевич Кормильцев, а Дмитрий Константинович Умецкий (в соавторстве с Вячеславом Геннадьевичем Бутусовым), один из основателей «Наутилуса Помпилиуса», бас-гитарист и бэк-вокалист группы.

Выпуск 745 передачи Виктора Татарского «Встреча с песней» прозвучал в эфире «Радио 1» 3 октября 1997 года. Запись эфира радиостанции была сделана в Нижнем Тагиле слушателем С.Б. Рововых.

Веб-архив «Встречи с песней» благодарит Сергея Борисовича Рововых за сохранение и оцифровку записи 745 выпуска передачи.



Выпуск 741Выпуск 751
Хронология выпусков передачи «Встреча с песней»
Новости сайта: @RETROportalRU
ПОДДЕРЖАТЬ САЙТ

Ваши отзывы, предложения, замечания пишите на электронную почту: автору сайта Виталию Васильевичу Гапоненко.

При цитировании информации, опубликованной на сайте, размещение активной ссылки или баннера «RETROPORTAL.ru» ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Карта сайта Подробно о сайте Яндекс.Метрика      © RETROPORTAL.ru     2002 – гг.